Статьи

 +7 (911) 100-30-50                                                                                        seminar@vekton.ru 

Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ: особенности состава преступления и его квалификация (Бурлаков В.) ("Уголовное право", 2012, N 2)

10.06.2013 14:29

НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ: ОСОБЕННОСТИ

СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ЕГО КВАЛИФИКАЦИЯ

 

В. БУРЛАКОВ

 

Владимир Бурлаков, профессор юридического факультета СПбГУ, доктор юридических наук, профессор.

 

Федеральный закон от 6 мая 2010 г. N 81-ФЗ внес важные изменения в ст. 228.2 УК РФ. По существу, можно говорить о новой редакции названной статьи УК РФ, которая ставит перед практикой и наукой ряд вопросов, относящихся к толкованию не только отдельных признаков состава предусмотренного в ней преступления, но и к его конструкции. Для того чтобы правильно оценить внесенные в статью поправки и понять цели, которые преследовал законодатель, принимая новую редакцию данной статьи, нужен сравнительный анализ состава преступления до и после его изменения.

Субъектами данного преступления являются работники предприятий, организаций и учреждений, независимо от их формы собственности, которые в процессе осуществления своей профессиональной деятельности имеют дело с наркосодержащими и иными предметами как с орудиями или средствами труда. При этом важно подчеркнуть, что такая деятельность выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении такими лицами возложенных на них обязанностей по соблюдению специальных правил вследствие недобросовестного или небрежного отношения к ним. Сами правила оборота наркотических средств или психотропных веществ содержатся в подзаконных актах.

Изменения, внесенные в УК РФ Федеральным законом от 6 мая 2010 г. N 81-ФЗ, не затронули характеристику субъекта рассматриваемого в настоящей статье преступления. Как и прежде, к нему относятся работники предприятий или учреждений, на которых возложены обязанности по соблюдению специальных правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, в том числе должностные лица или лица с управленческими функциями в коммерческой организации (например, медсестра, врач, главврач в медицинских учреждениях, работник аптеки, отпускающий товар, начальник смены, технолог, завскладом или руководитель предприятия).

В целом осталось прежним и деяние, общественная опасность которого заключается в причинении вреда общественному здоровью путем действия или бездействия. Диспозиция статьи содержит исчерпывающий перечень правил оборота. Как и ранее, в ней перечислены правила производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов или оборудования, предназначенные для их изготовления, а также правила культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры.

Нарушение правил оборота, например, может выражаться в несоблюдении правил изготовления и хранения наркотических средств или психотропных веществ либо их прекурсоров или порядка учета и отпуска наркосодержащих медицинских препаратов, или в продаже их по рецептурным бланкам неустановленной формы, или в небрежном отношении руководителя предприятия к своим обязанностям по контролю за производством, перевозкой, пересылкой вышеуказанных предметов.

Сравнивая ч. 1 ст.228.2 УК РФ в прежней и нынешней редакции статьи, мы увидим несколько отличий. Первое состоит в том, что в ней сформулирован не один, как прежде, а три состава. Первый состав охватывает нарушение правил оборота наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотические средств и психотропных веществ; второй - нарушение правил культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, для использования в научных, учебных целях и в экспертной деятельности; третий (новый) состав - нарушение правил оборота растений и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, повлекшее утрату таких растений или их частей.

Второе отличие состоит в особенностях конструкции состава преступления. Первый и второй составы сформулированы как формальные, и преступление признается оконченным независимо от наступления последствий совершенных действий. Третий состав сформулирован как материальный, и в нем предусмотрено последствие в виде утраты наркосодержащих растений и их частей.

Третье отличие относится к объективной стороне состава, предусматривающего нарушение правил оборота наркосодержащих растений и их частей. Оно выражается в более узкой трактовке деяния по сравнению с деянием в составе о нарушении правил оборота наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, инструментов и оборудования, предназначенных для их изготовления (т.е. перечень нарушений правил оборота в первом составе короче на три правила).

Четвертое отличие касается состава, охватывающего нарушения правил культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры. В нем появился обязательный признак субъективной стороны, а именно цель преступного деяния: незаконное культивирование растений для использования их в научных, учебных целях и в экспертной деятельности.

Теперь проанализируем проблемы, которые могут возникнуть на практике при квалификации преступления, предусмотренного новой редакцией ст. 228.2 УК РФ.

Первой проблемой является правовая оценка нарушений правил оборота (отпуска, распределения и пересылки) наркосодержащих растений и их частей. Эти правила отсутствуют в перечне, относящемся к наркосодержащим растениям и их частям, однако такие правила включены в перечень, относящийся к наркотическим средствам, психотропным веществам либо их прекурсорам. На первый взгляд это означает частичную декриминализацию деяния, предусмотренного в ст. 228.2 УК РФ <1>. Однако не ясны основания декриминализации, и поэтому возникает вопрос: по какой другой статье УК РФ можно квалифицировать такие действия?

——————————--

<1> Заметим,что такие действия не образуют состава и административного правонарушения по ст. 6.16 КоАП.

 

Прежде всего, исходя из содержания самих правил невозможно понять, почему, например,нарушение правил перевозки как в отношении наркосодержащих растений и их частей, так и в отношении наркотических средств или психотропных веществ законодатель равно признает преступлением, а нарушение правил пересылки, отпуска и распределения криминализирует в зависимости от предмета преступления? Далее, в создавшейся ситуации правоприменительные органы будут вынуждены квалифицировать по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ только нарушение правил пересылки наркотических средств или психотропных веществ. Аналогичное же нарушение в отношении наркосодержащих растений и их частей правоприменительные органы либо оставят вне правового поля, либо будут квалифицировать по п. "б" ч.3 ст. 228.1 УК РФ как незаконную пересылку наркосодержащих растений и их частей, совершенную лицом с использованием своего служебного положения. По сути, создалась ситуация следственной криминализации, на недопустимость которой неоднократно обращалось внимание в теории уголовного права <2>.

——————————--

<2> См.,напр.: Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005. С. 339. Если принять во внимание, что в ст. 228.2 УК предусмотрена ответственность за преступление небольшой тяжести, а в ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за особо тяжкое преступление, то цена выбора следователем соответствующей статьи становится очень высокой в буквальном и переносном смысле.

 

Для устранения этой проблемы, по нашему мнению, нужно дополнить перечень нарушений правил оборота наркосодержащих растений и их частей тремя вышеназванными правилами, т.е. уравнять перечни независимо от предмета преступления, за исключением правил культивирования.

Вторая проблема квалификации возникает в отношении состава, предусматривающего нарушение правил культивирования наркосодержащих растений. Как и в ранее действовавшей редакции, эти правила не конкретизированы и ныне в диспозиции ст. 228.2 УК РФ. На практике к таким правилам относятся и правила посева и выращивания наркосодержащих растений, и правила по созданию благоприятных условий для их посева и выращивания, в том числе направленные на совершенствование технологии по выращиванию, повышению их урожайности, устойчивости к неблагоприятным климатическим условиям или выведению новых сортов наркосодержащих растений<3>. Но суть проблемы будет заключаться в другом, а именно в понимании формы вины в этом составе. В новой редакции ст. 228.2 УК РФ появился обязательный признак субъективной стороны, а именно цель преступного деяния, каковой является незаконное культивирование растений для использования их в научных, учебных целях и в экспертной деятельности. Если в прежней редакции состав преступления в части первой этой статьи предусматривал умышленную и неосторожную форму вины, то теперь, применительно к рассматриваемому случаю, она стала только умышленной, так как специальная цель преступления исключает неосторожную форму вины.

——————————--

<3> На сегодняшний день нужно руководствоваться двумя Постановлениями Правительства РФ: Постановлением от 20 июля 2007 г. N 460 (в ред. Постановления от 30 октября 2010 г. N 881);Постановлением от 27 ноября 2010 г. N 934.

 

Вряд ли законодатель, дополняя ст. 228.2 УК РФ признаком цели преступления, предполагал изменить форму вины в этом составе. Полагаем, что он стремился к другому, а именно к конкретизации сферы деятельности, в которой культивирование наркосодержащих растений совершается лицом при исполнении своих служебных обязанностей, и таким образом, хотел подчеркнуть отличие ст. 228.2 от ст. 231 УК РФ. Однако положительный результат не был достигнут. Теперь, если лицо, на которое возложены обязанности по соблюдению правил культивирования растений, нарушит эти правила во время работы, но в личных целях, то оно, строго говоря, не будет отвечать по ст. 228.2 УК РФ. При соответствующих условиях (культивирование в крупном размере растений) оно может быть привлечено к ответственности по ст. 231 УК РФ. На первый взгляд такая квалификация оправдана. Однако, если это лицо нарушит правила культивирования растений не в крупном размере, оно вообще не будет подлежать ни уголовной, ни административной ответственности. Такой вывод теперь вытекает из буквального толкования ст. 228.2 УК РФ и ведет к необоснованному освобождению лица от уголовной ответственности.

Для устранения возникшей проблемы необходима редакционная поправка уголовного закона, с помощью которой в диспозиции будет сказано не о цели совершения деяния, а о месте его совершения, а именно о культивировании растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, в организациях и учреждениях, занимающихся научной, учебной или экспертной деятельностью.

Третья проблема состоит в том, что законодатель фактически увеличил масштаб криминализации незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров, а также инструментов и оборудования для их изготовления за счет отказа от общей для всех составов в части первой ст. 228.2 УК РФ материальной конструкции. Теперь только один состав, а именно предусматривающий нарушение правил оборота наркосодержащих растений и их частей, сформулирован как материальный, так как в нем предусмотрено последствие в виде утраты наркосодержащих растений и их частей. Если такое последствие отсутствует, то уголовная ответственность исключается <4>.

——————————--

<4> Новозможна административная ответственность по ст. 6.16 КоАП.

 

Два других состава, а именно "нарушение правил оборота наркотических средств, психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов и оборудования для их изготовления" и "нарушение правил культивирования наркосодержащих растений в научных, учебных целях и в экспертной деятельности", содержат формальную конструкцию, и поэтому преступление считается оконченным с момента нарушения правил оборота перечисленных объектов. То есть для привлечения лица к уголовной ответственности не требуется утраты наркотических средств, психотропных веществ, инструментов и оборудования. Возникает риторический вопрос: чем же, например, нарушение правил учета наркотических средств или психотропных веществ само по себе, т.е. без их утраты, является более опасным, чем нарушение правил учета наркосодержащих растений?

Сомнения в целесообразности расширения криминализации действий, выражающихся в нарушении правил оборота наркотических средств и психотропных веществ либо их прекурсоров, инструментов и оборудования для их изготовления, а также правил культивирования наркосодержащих растений в научных, учебных целях и в экспертной деятельности, обусловлены следующим. Согласно судебной статистике, в России по этой статье в её прежней редакции за последние годы в среднем ежегодно осуждались порядка 30 человек. Поэтому криминологические основания для увеличения масштаба криминализации, очевидно, отсутствуют.

Полагаем, что нарушено и материальное основание криминализации деяний, связанных с нарушениями нормативно установленных правил. В действующем УК РФ ответственность за нарушение различных правил неразрывно связана с причинением общественно опасных последствий. В нем есть много статей, предусматривающих, например, ответственность за нарушение правил охраны труда, правил обращения с общеопасными предметами, правил производства работ, правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, правил охраны государственной тайны. Но практически во всех этих статьях общественно опасные последствия включены в состав в качестве его конститутивного признака <5>. Однако в анализируемой статье законодатель отступил (хотя и не полностью) от этого материального основания криминализации деяний.

——————————--

<5>Исключение составляют лишь несколько статей, например ст. ст. 215, 215.3, 217 УК РФ.

 

Необоснованность криминализации одного лишь нарушения правил оборота наркотических средств или психотропных веществ особенно заметна, если сравнить ст. 228.2 УК РФ и ст. 348 УК РФ. В последней статье, кстати сказать, за более опасное нарушение правил сбережения вверенных для служебного пользования оружия, боеприпасов или предметов военной техники лицо будет подлежать уголовной ответственности только в случае, если такое нарушение повлекло по неосторожности их утрату. Поэтому мы предлагаем заменить в конце первого абзаца ч. 1 ст. 228.2 УК РФ слова "повлекшее утрату таких растений или их частей" на слова "если перечисленные выше нарушения правил оборота повлекли утрату указанных в настоящей статье предметов".

Четвертая проблема касается квалификации преступления при наличии признаков, предусмотренных ч. 2 ст. 228.2 УК РФ. Как известно, в ней содержится два квалифицирующих признака.

Первый из них относится к субъективной стороне состава: то же деяние, совершенное из корыстных побуждений. Под корыстными побуждениями в данном случае обычно понимается стремление получить для себя или третьих лиц незаконную выгоду, имеющую имущественную оценку (деньги, имущество или право на их получение и т.п.), либо избавиться от материальных затрат при отсутствии цели хищения (например, от необходимости возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств).

Таким образом, умыслом лица, совершившего из корыстных побуждений деяние, предусмотренное в части первой анализируемой статьи, охватывается: а) осознание допущенного нарушения какого-либо правила оборота, соблюдение которого входит в круг его служебных обязанностей; б) предвидение того, что вследствие такого нарушения произойдет утрата наркосодержащих растений или их частей; в) желание или сознательное допущение таких последствий, обусловленное стремлением извлечь из этого незаконную выгоду, имеющую имущественную оценку <6>.

——————————--

<6> Без наступления последствия в виде утраты предмета нарушения правил оборота вообще затруднительно сформулировать понятие корыстных побуждений.

 

Для правильной квалификации преступления по признаку корыстных побуждений необходимо уточнить, что понимается под утратой наркосодержащих растений или их частей (и других предметов, как было в прежней редакции статьи). Под утратой следует понимать фактическое выбытие определенного предмета из законного владения, пользования или распоряжения либо такое повреждение предмета, которое исключает его использование в дальнейшем по прямому назначению (пропажа наркосодержащих растений или их частей при транспортировке, хищение их третьими лицами, уничтожение посредством утилизации). Размер утраченных наркосодержащих растений или их частей в законе не определен, и это означает, что он может быть любым. До этого момента спорных вопросов квалификации не возникает. Они появляются, когда такое лицо, допустившее утрату наркосодержащих растений или их частей вследствие нарушения правил оборота, использует конкретную форму извлечения имущественной выгоды. И здесь возможны следующие варианты квалификации.

1. Лицо получает незаконное вознаграждение как заранее обещанную плату за услугу, оказанную третьему лицу. Его действия следует квалифицировать только по ст. 228.2 УК РФ.

2. Если при этом виновный является должностным лицом либо лицом, наделенным управленческими функциями, то он подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 228.2 и ст. 290 (204) УК РФ.

3. Лицо, допустившее утрату наркосодержащих растений или их частей, затем их присваивает либо сбывает. Его действия следует квалифицировать следующим образом. В случае хищения - по совокупности ст. 228.2 и ст. 229 УК РФ, а в случае хищения и последовавшего за ним сбыта наркосодержащих растений или их частей - по совокупности ст. 228.2, ст. 229, ст. 228.1 УК РФ. Если к служебным обязанностям этого лица относится выполнение правил по хранению, реализации или продаже таких растений или их частей, то оно подлежит ответственности только по п. "в" ч.2 ст. 229 УК РФ или по п. "в" ч. 2 ст. 229 и п. "б" ч.3 ст. 228.1 УК РФ.

Второй квалифицирующий признак выражается в причинении вреда здоровью человека или наступлении иных тяжких последствий. Для определения объективной стороны этого квалифицированного состава преступления нужно установить: 1) должно ли лицо исполнять правила оборота наркосодержащих растений и их частей; 2) какие конкретно обязанности не выполнены или выполнены ненадлежащим образом; 3) имело ли лицо реальную возможность для надлежащего исполнения этих обязанностей; 4) повлекло ли неисполнение или ненадлежащее исполнение этих обязанностей утрату наркосодержащих растений и их частей и, как следствие, причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия.

Таким образом, деяние может выражаться в ненадлежащем действии или в бездействии. При этом ненадлежащим признается действие, которое состоит в неполном, либо несвоевременном, либо некачественном выполнении установленных правил оборота.

Причинение вреда здоровью человека происходит тогда, когда утраченные наркосодержащие растения и их части тем или иным образом вошли в контакт с потерпевшим. В этом случае лицо, ответственное, например, за уничтожение наркосодержащих растений и их частей, небрежно выполняет эту обязанность, и вследствие этого такие растения и их части оказываются выброшенными на помойку, а потерпевший их употребляет. В законе вред здоровью не конкретизирован и поэтому может быть от легкого до тяжкого вреда здоровью включительно, и дополнительной квалификации по ст. 118 УК РФ не требуется.

Под иными тяжкими последствиями следует понимать имущественный ущерб или организационный вред, например причинение крупного материального ущерба собственнику <7>, длительное нарушение работы предприятия. Вина в этом квалифицированном составе определяется в отношении наступивших последствий, которые лицо допустило по легкомыслию или небрежности, т.е. только неосторожная.

——————————--

<7> См.: примечание к ст.  293 УК РФ.

 

В случае, когда нарушение правил оборота наркосодержащих растений или их частей совершило должностное лицо вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе и это повлекло причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или наступление смерти человека (или двух и более лиц), содеянное надлежит квалифицировать только по соответствующей части ст. 293 УК РФ <8>.

——————————--

<8> В п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 предлагается квалифицировать такой случай по совокупности ч. 1 или ч. 2 ст. 228.2 УК и соответствующей части ст. 293 УК. Однако такая квалификация приведет к нарушению принципа ne bis in idem.

 

Пристатейный библиографический список

 

1. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.

 

 

 

 © 2018, ООО ВЕКТОН АУДИТ Технология «Сайт-Менеджер»